Послемрак

Объявление

http://kindred.rolbb.ru/

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Послемрак » Прошлое » 12.06.1976. Darling, I feel like I'm dying today


12.06.1976. Darling, I feel like I'm dying today

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время: 1976 год, начало июня, раннее утро.
Местоположение: Англия, Лондон, Вестминстер, Уинчестер-стрит 45, SW1V 4NF.
Участники: Симор Колридж, Роэнн Айхелберт.
Предыстория: Коротко о том, что несет смерть вампирам и что - людям, или встреча двух родственных душ.

0

2

Симор обнаружил себя лежащим на полу в гостиной. Над ним был ослепительно-белый потолок.
Немного покачавшись, потолок наконец решил занять подходящее для вещей такого рода положение - строго над головой, перпендикулярно полу, и Симор издал облегченный вздох. На какую-то долю секунду ему почудилось, что он сейчас рухнет ему на голову.
Затем очень, очень страдающий от похмелья медик тяжело вздохнул и прикрыл воспаленные глаза. Память подсказывала ему, что с ним была какая-то настолько же нетрезвая девушка, но где она теперь, он не имел ни малейшего понятия. Вероятно, смылась. Вероятно, вместе с ценными вещами.
Это было не очень важно, потому что по-настоящему ценные вещи хранились запертыми или в банке, а ко всем остальным безделушкам Симор никакой привязанности не испытывал. Разве что к дивану, но тот был слишком массивен, чтобы его можно было беспрепятственно вынести вон.
Когда Симор вновь открыл глаза, омерзительно-яркое солнце сместилось вправо.
"Кажется, прошел час, или типа того", - решил про себя Симор и осторожно сел, не отнимая руки от раскалывающейся головы. Очень хотелось пить. Следов каких-нибудь девушек - или их деструктивной деятельности - с первого взгляда видно не было.
Он добрел до дивана, наощупь отыскал рядом с ним бутылку с омерзительно теплыми остатками воды, затем раздраженно швырнул опустевший кусок пластика в стену и закрыл глаза.
Колридж не был склонен к метафорам и прочим сравнениям, а потому жаловаться стоящему рядом торшеру на ощущение близкой смерти не стал. Но вот: "Чтоб я сдох" пробормотал, и он действительно ощущал глубокую потребность в прохладной, тихой и спокойной могилке.
Еще Симора настораживало, что последнее, что он помнил - это то, как он открывает ключом собственную дверь. А дальше был только белый потолок.
Не дождавшись от воспаленного мозга никаких дополнительных воспоминаний, Симор облегченно уснул.

Отредактировано Seymour Callridge (2013-07-29 00:10:17)

+1

3

Неторопливо бредя по залитой солнцем набережной Темзы, Рут занималась чертовски важным делом – чувствовала себя отвратно. Плохое настроение и самочувствие занимали её абсолютно, скучать было некогда. Раздражало всё – многолюдность, хорошая погода, то, что клубы закрываются по утрам. Роэнн ненавидела всяческую завершенность, необходимость искать себе новое занятие. Кроме того, оглушительная музыка и слепящие огни притупляли ужасающие жажду и голод, точнее, ставили их где-то по-умолчанию, вместе с усталостью, и ни то, ни другое, ни третье не мучили вампиршу. Сейчас – другое дело…
Она со всей возможной злостью пнула встречный фонарный столб, боль отрезвляла, но ненадолго. «Душенька, - неожиданно спросила Рут саму себя, - а как давно ты пренебрегаешь своим вампирским естеством?».
Это непередаваемая смесь ощущений: слабость, дрожащие руки, язык, прилипающий к небу – все это было чертовки знакомо, и, исходя из её богатого жизненного опыта, заканчивалось плохо. Заливисто смеялись дети, и их смех отражался внутри головы тысячей противных бубенцов. «Интересно, если я загрызу одного из них, меня оправдают? – флегматично размышляла Айхелберт. – Да ладно, загрызу… Хотя бы в реку сброшу! Нет?..»
От толпы надо было срочно спасаться, и Роэнн свернула на первую попавшуюся улицу. Она казалась девушке смутно знакомой. Здесь, конечно, царили все то же начало лета, хорошая погода и радость, но не сказать ведь, что она знает весь Лондон. Тут было что-то из детства. Остановившись у небольшого, чистого домика с зеленой дверью, девушка отчаянно пыталась поймать затуманенным сознанием ускользающие ассоциации. Та же самая зеленая дверь. Отец. Серьезный доктор с ласковыми руками… Ах, да, тут должен жить врач. Тот самый, к которому летают в Лондон все большие шишки. Врачи ведь спасают жизни, верно?
Недолго думая, Рут поднялась по невысоким ступеням, и собиралась было позвонить, когда заметила, что дверь мало того, что не заперта – не захлопнута. Ей ли стесняться, на восьмом-то десятке?
За дверью обнаружился просторный, полутемный коридор. Роэнн никогда не считала ниже своего достоинства передвигаться полупозком, держась за стену. Вот и сейчас…
Первый живой человек встретился ей на диване в гостиной. Он спал, и даже во сне умудрялся выглядеть достаточно помятым, но, в общем и целом, соответствовал образу, который запечатлела Айхелберт в своей памяти. Идти по периметру комнаты только ради того, чтобы не оставлять спасительную стену, она все же не стала. Покачиваясь, добрела до дивана, упала на пол. Облизала пересохшие губы – пить хотелось неимоверно. У врача были лохматые рыжие волосы и абсолютно беззащитная шея...
Рут боролась с собой недолго – голод был еще не настолько силен, чтобы так вопиюще пренебрегать приличиями. Положив подбородок на край дивана, она осторожно потеребила спящего за рукав.
– Доктор, - прохрипела она с искренним страданьем в голосе. – Доктор, помогите мне, я умираю.

+1

4

Симор толком не понимал, отчего он проснулся. Просто в один момент времени где-то там был дымный ночной бар и девушка, целующая его с такой страстью, будто бы он ей за это отдельно доплатил, а в другой - он лежал, обозревая потолок, и в голове почему-то вертелась фраза: "Я умираю".
Симор правда чувствовал себя так, будто он умирает, но серьезно сомневался в том, что проснулся исключительно благодаря этому бессознательному предположению.
С большим трудом скосив взгляд в сторону, он покорно обнаружил рядом с собой коротко стриженную женщину, трепетно смотревшую в его покрасневшие глаза. Поскольку неясный голос в его голове был определенно принадлежащим существу женского пола, Симор смог сделать логичный, хотя и трудно давшийся ему вывод, что кто-то прокрался к нему в дом и решил заявить о скорой смерти.
Он вздохнул. В основном из-за того, что его ужасно мутило.
Еще потому, что он не помнил ничего с того времени, как он проговорил: "Ну, от еще одной ничего не будет". В голове у Колриджа шумело, и он предположил, что там была далеко не еще одна, раз уж он до сих пор был не вполне трезв, но сейчас, по крайней мере, он мог точно оценить свое состояние.
А, еще рядом сидела незнакомая девушка очень страдальческого вида. В его доме. Который, в теории, не должен был стать пристанищем для незнакомых девушек очень страдальческого вида.
Может, это та, с которой он явно весело проводил время этой ночью?
Нет, та была с длинными волосами, и они очень мешались.
Он приподнялся на локтях и уставился на незнакомку. Потом, согласно некоторой интуитивной догадке, основанной на ее расширенных зрачках, истощенном виде и некоторой дезориентации, он осторожно приподнял верхнюю губу девушки указательным пальцем.
- А, - глубокомысленно изрек Симор и пытаясь принять приличествующий вид, сел. - У меня вроде как выходной, - попытался оправдаться он. - Вроде как тот день, когда люди выход... Отдыхают.
Пожалуй, - решил Симор, - это не то, что хотят узнать умирающие самки вампиров, вламываясь в твой дом.
Он проработал достаточно, чтобы увидеть явные симптомы истощения.
Медик встал.
- У меня тут где-то была кровь, - сообщил он, ненавязчиво придерживаясь за спинку кресла. - Что вообще происходит? Как вы попали в мой дом? И кто вы, между прочим?

+1

5

За те несколько минут, которые рыжий предположительно-врач молча смотрел на Рут, та успела догадаться, что зашла не вовремя. Мужчина то и дело хмурился, взгляд у него был стеклянный. Обладатель хорошего воображения мог увидеть, как в синих глазах отражаются картины вчерашнего вечера, который он, судя по всему, силился вспомнить. Но поскольку альтернатив у неё было немного, и каждая включала в себя пункт «встать», она со спокойной совестью осталась сидеть. С совестью Айхелберт всегда умела договориться.
Потом на медика, судя по всему, снизошло озарение. Рут к тому времени настолько успела проникнуться к нему сочувствием, что даже не откусила врачу палец, когда он достаточно бесцеремонно полез проверять её зубы. Только кивнула слегка:
– Ага, я в курсе. Но, доктор, времена не выбирают…
Что-то подсказывало Роэнн, что цитата не вполне соответствует ситуации, подразумевая под собой нечто более масштабное, чем разница между выходными и будними днями, но кто её осудит? Повернувшись так, чтобы опереться на диван спиной, вампирша сидела и смотрела на медика снизу вверх. Он, тем временем, кажется, понял суть проблемы и сообщил, что кровь у него где-то была.
«Забавный» - подумала Рут и, взяв его за запястье, положила пальцы на то место, где лучше всего ощущались толчки пульса.
– Здесь, например? – спросила она с невинностью существа, которое никого никогда не загрызало до смерти, с трудом сдержавшись, чтобы жадно не сглотнуть подступившую слюну.
Роэнн искренне не любила моменты, когда все люди превращаются в ходячие куски мяса с кровью, поэтому очень старалась смотреть на врача, как на человека, как на мужчину… Не назвать красивым, но интересный, аппетитный… Нет, нет, это не то! Импозантный? А еще ему лет тридцать. Рут не помнила, когда видела его в последний раз, но он тогда был не сильно моложе, и это было странно.
– Я Роэнн Айхелберт, можете называть меня Рут. – Голос вампирши звучал чуть тверже, и это стоило ей немалых усилий. – Это звучит забавно, но я была у вас в детстве, доктор. Так давно, что сейчас вы должны бы быть мертвы.
«Надеюсь, это его не огорчит? Он, кажется, спрашивал что-то еще. Ах, да…»
– У вас там дверь не закрыта, – добавила Рут и с чувством выполненного долга выпустила руку мужчины, обессиленно откидываясь на диван.

0

6

Симор не слишком любил, когда к нему прикасались, и уж тем более не любил, когда его трогали из гастрономических интересов.
- Держите себя в руках, - буркнул он, вырвал ладонь из пальцев девушки и нервно прижал руку к груди. Все это переставало напоминать Симору хоть что-то осмысленное, и он начинал впадать в некое оцепенело-задумчивое состояние, усугубленное тяжелым похмельем.
Это было определенно не то, что сейчас было нужно. Симор встряхнулся и, явно стараясь держаться подальше от госпожи Айхелберт, налил себе воды из графина. Одной из причин внезапной жажды было то, что теперь их разделял стол. Другой, впрочем, было обезвоживание.
- Это был не я, - все еще мрачно сообщил Колридж в ответ на ностальгические откровения Роэнн. Он тяжело переносил то, что его разбудили и намекали на завтрак с ним в главной роли. - Это был мой отец. Он умер пару лет назад. Должно быть, вы правда были очень маленькой, раз не заметили разницы. Вы можете идти? Тогда, пожалуйста, вот в ту дверь.
Симор кивнул в нужном направлении. Оставлять эту дамочку одну ему не хотелось - мало ли,что может выкинуть голодный вампир в чужом доме, и, к тому же, существовала некоторая степень вероятности, что где-то в его доме все еще водилась еще одна женщина. Человеческая и явно не привычная к другим формам гуманоидной жизни.
Отпирая дверь, ведущую в лабораторию, Симор искоса поглядывал на Роэнн, на всякий случай следя за тем, что она делает и пытаясь припомнить. Для вампиров детство было понятием растяжимым - по крайней мере, для чистокровных вампиров. Отец умер в возрасте шестидесяти пяти, практику начал в тридцать шесть, так что, быть может, Симор где-то видел Роэнн раньше и, что самое смешное, она могла бы иметь абсолютно такой же вид.
Он, Симор, мог бы жениться, завести себе детей, а те могли бы вырасти, жениться, и тоже завести себе детей, и те в свою очередь проделали бы то же самое, и он сам бы к тому времени давным давно бы скончался, потому что он работал с вредными препаратами, а так же был насквозь проспиртован и прокурен, словом, могло бы пройти уйма лет, а Роэнн осталась бы абсолютно такой же, какой была несколько десятков лет назад, придя к Грегору Коллриджу.
Это маленькая локальная вечность, являющаяся песчинкой в масштабе Вселенной и ничтожно малой по сравнению даже с человеческой историей, тем не менее, пугала и захватывала дух.
Симор откашлялся.
- Что вообще случилось? - поинтересовался он. - Вы, случаем, не преступница? Как долго вы не принимали кровь и по какой причине?

+1

7

В ответ на предложение держать себя в руках, Рут и правда обвила себя руками – то ли её знобило, то ли дома у врача было действительно прохладно по сравнению с душным клубом и летней улицей. Судя по реакции мужчины, настоящей свежей крови ей сегодня не достанется. Очень жаль… Рыжий был одним из тех, кого она не отказалась бы попробовать на вкус даже когда её, например, не трясет от голода. Но люди не еда, что поделаешь, люди не еда, да и не ей сейчас привередничать.
– Ах, вот как… Тогда понятно, – Роэнн слегка кивнула. Кажется, в таких ситуациях среди людей полагалось добавлять что-то еще? Точно: – Соболезную.
Была ли действительно Рут такой маленькой, сказать было сложно. Вампирша очень плохо помнила, чем она занималась до первой поездки в Америку, вот и врача этого, первого – тоже. Был он в её жизни, а ничего более конкретного Айхелберт не знала. Разве что, он действительно был почти такой же.
– Вы правда похожи на отца, мистер?..
Вопрос о том, может ли она идти, звучал как вызов. На ноги Роэнн поднялась со второго раза, постояла, покачиваясь.  В этой комнате по-прежнему было слишком мало стен, чтобы передвигаться, держась за них, да и делать это на глазах у человека было как-то стыдно. Медик, зараза, наблюдал за ней, абсолютно этого не скрывая. Мог бы из хваленой английской вежливости сделать вид, что не замечает того, в каком непотребном состоянии прибывает дама. Посчитать из окна птиц, например… Хотя, да, как же Рут могла забыть? Она не дама, она вампир, кровожадный монстр. Впрочем, доктор, казалось бы, должен быть знаком с ними достаточно, чтобы не ставить таких штампов.
За то, как уверенно Айхелберт дошла до указанной двери, семья могла бы ей гордиться. А там ухватилась за косяк, на нем и повисла. Улыбнулась уголками губ вопросам явно слегка растерянного врача.
– Сложно сказать. Награждения за мою поимку явно еще никто не назначал. А кровь… знаете, просто как-то вылетело из головы. – Рут повела печом и ворчливо добавила себе под нос: – Это не было бы такой проблемой, если бы её продавали в автоматах с газировкой.

0

8

Если Роэнн и пыталась интересоваться именем Симора, он проигнорировал это, как игнорировал практически все, происходящее этим утром. Где-то в голове у него имелось знание, говорящее, что при первом знакомстве следует представляться, но Симор практически не пользовался всей той частью мозга, которая отвечала за этически-социальные манипуляции.
- Мне всегда говорили, что внешностью я скорее в мать, - сдержанно ответил он, хотя в самом деле не напоминал Грегора только цветом волос и чуть рассеянным выражением на лице.
Грегор Колридж постоянно выглядел так, как будто сейчас расчленит тебя, а затем будет долго веселиться с твоим трупом, и все это действительно доставит ему удовольствие.
- Вылетело из головы? - приподнял брови его достойный преемник и тут же об этом пожалел, потому что в висках отозвалось тупой болью. - Хорошо, что мой дом пришелся вам по пути. - поддержав Роэнн под локоть, чтобы помочь спуститься по лестнице, Симор отвернулся и пробубнил под нос что-то вроде: "плохо, что это утром в выходной день", даром, что был понедельник.
Внизу было прохладно, просторно, пахло чем-то медицинским и дезинфицирующим раствором. Под простыней у дальней стены, на столе, кто-то лежал.
Симор накинул на плечи халат, к которому - наконец-то - было приколото: "Симор Г. Колридж" и принялся рыться в белом шкафчике.
Постепенно его лицо становилось все более озадаченным.
- Боюсь, - устало сказал он, - кровь у меня осталась только, ээ, вампирская.

+1

9

Рут не чувствовала себя существом, которому требовалась помощь при спуске по лестнице. До того момента, пока не начала спускаться по лестнице. И если, ступив на первую ступеньку, она слегка удивилась, зачем медик, до того не рвущийся изображать «истинного английского джентльмена», взял её под локоть, то к концу спуска уже была благодарна ему всей душой.
Достигнув «дна», Роэнн попросту села на нижнюю ступеньку и огляделась с усталой улыбкой триумфатора. Вероятно, так выглядели покорители Эвереста. Ну, или какой-нибудь другой горы, пониже…
– Да, чертовски хорошо, – выдохнула она, растирая дрожащие пальцы. – Вы не представляете, доктор, насколько я везучая…
До голодного безумия можно было, оказывается, заводить обратный отсчет, как до взрыва бомбы. Кто бы мог подумать, Рут?
А в лаборатории было славно. Так уж вышло, что ни одна из работ Роэнн не была связана с лабораториями, и все здесь было для неё в новинку: белизна стен, запах медикаментов. Врачебных халат, который набрасывал её спаситель. Симор, как теперь можно было догадаться.
Слабость отступала перед любопытством. Рут встала, прошлась от стены к стене, пока врач отвлекся, потыкала пальчиком пятку кого-то уже очевидно неживого в дальнем углу, поинтересовалась между делом:
– А мне не полагается халата, доктор?
И наконец, замерла за спиной у Колриджа, пытаясь заглянуть через плечо. Времени рассмотреть содержимое ей, впрочем, не хватило – хозяин лаборатории довольно назвал его сам.
В водянистых глазах Айхелберт вспыхнули нехорошие искорки искреннего интереса. Она не знала, лечит ли кровь сородичей дикий голод. Зато была прекрасна осведомлена о других её особенностях… Не так уж часто перепадает такой шанс, даже «пропащая» Роэнн могла по пальцам пересчитать случаи, когда удавалось выпить вампирской крови. Это считалось опасным, никто не хотел стать полоумным хищником, убивающим своих же «братьев и сестер». Рут тоже не хотела. Но она никогда не умела верить, что что-нибудь действительно плохое может случиться именно с ней.
– Я же говорила, что я везучая, – промурлыкала она, положив ладонь Симору на плечо (попытки врача держать дистанцию просто не фиксировались её сознанием) и добавила с такой невинностью, которая была обязана вызывать беспокойство: – Ну, выбор у нас невелик, правда?

0

10

- Оставьте труп в покое, - с ангельским терпением произнес Симор. Ситуация начинала его утомлять - в основном из-за стучащей в висках боли и ужасном желании похмелиться и проспать до вечера. - Вам полагается стоять тут.
Вряд ли из-за него, а не из-за любопытства, но вампир все-таки послушно встала за его плечом, вызвав в нем ощущение дискомфорта. Симор имел опыт обращения с голодными вампирами, да и она вряд ли выпила бы его досуха, просто он немного чувствовал себя кроликом, вокруг шеи которого обвился удав и вот-вот сдавит в своих крепких объятьях. Глаза Роэнн опасно сверкнули, и Симора внутренне передернуло.
Может, она не в восторге от принятия вампирской крови? Может, она вцепится в него прямо сейчас?
Симор еле удержал себя на месте, но его буквально подкинуло на стуле от следующей фразы Айхелберт и, тем более, от руки на своем плече.
- Нет, - поспешно сказал он, абсолютно неправильно интерпретировав ее фразу. - У нас нет никакого другого выбора. Ни малейшего. Тут нет никого, кроме вот этого вот пакетика с кровью, - "И меня" - он потряс им перед носом Роэнн и обогнул стол так, чтобы их разделяла хоть какая-то преграда. Нервы у него определенно сдали, и Симору ужасно захотелось выпить, так, что аж в горле пересохло, а на языке явственно ощутился привкус вчерашней текилы.
Дрожащими пальцами (и ему очень хотелось верить, что это из-за похмелья) он вскрыл пакет и вылил его содержимое в подвернувшуюся, вроде бы чистую большую кружку.
- Пожалуйста. Насколько мне известно, кровь ваших сородичей так же утоляет голод, как и все остальное.
Разумеется, Симору было известно про некие побочные действия. И, разумеется, именно сейчас он, чувствующий, как рубашка прилипает к мокрой от пота спине, этого не вспомнил.
Пытаясь сделать вид, что его все это совершенно не волнует, Симор занялся первым пришедшим в его голову делом - открыл ящик стола, извлек оттуда виски, налитый в бутылку из-под колы, и, не поморщившись, сделал хороший глоток.

0

11

Легкое изумление, которое в первые мгновения вызвала у Рут испуганная суета медика, сменилось ироничной полуулыбкой. Неужели он действительно думет, что она будет прыгать через стол, громить лабораторию, сверкать клыками?.. О, если бы Айхелберт хотела бы чего-то подобного, она просто не стала бы его будить. Но нечто явно мешало Симору соображать трезво, будто то страх или все еще похмелье. Казалось, он готов броситься в бегство от простого детского «Бу». В чем-то это было даже мило.
– Ну почему же никого? Тут еще я, вы и труп. Кстати, чей?
Продолжая улыбаться, Роэнн поборола в себе желание дальше пугать несчастного врача и приняла из его рук кружку. Моветон, конечно, но сгодится. Хрустальные бокалы, искрящиеся в мерцающем свете свеч – даже не прошлый, а позапрошлый век.
«Интересно, много у него вампирской крови? – флегматично размышляла Рут, слегка потряхивая кружку и наблюдая за движением густой, темной жидкости. – А то я могла бы стать здесь частым гостем. То-то доктор обрадуется».
Внезапно запахло виски. Симор со всей возможной непринужденностью хлебал алкоголь из пластиковой бутылки. Очевидно, от радости и полноты жизни.
Роэнн пристально смотрела на него, продолжая вращать кружку в руках. «Как славно…» Действительно, это было очень мило со стороны медика – составить ей компанию, пускай он вряд ли об этом думал. Он вообще в курсе, как действует «родственная» кровь? Голодный вампир в доме его явно не вдохновлял, а что насчет «пьяного» вампира?
Вероятно, это будет зависеть от того, сколько виски выпьет сам Колриджю
Где-то на этом моменте у Рут впервые появилось предчувствие, что все это может закончиться интересно. Потянувшись через стол, она слегка ударила кружкой о бутылку в руках у Симора и произнесла со всем возможным дружелюбием:
– Ваше здоровье, доктор.

0

12

Симор потянул тонким породистым носом и сделал удивленное лицо. Во-первых, некоторое количество виски в нем действительно появилось непредумышленно, просто он задумался, во-вторых, если он и дальше будет напиваться прямо при своих вампирах, его быстренько могут попросить вести себя более прилично, и, вероятно, не в самой дружелюбной манере.
- Наверное, моя лаборантка оставила, - очень правдоподобно для человека, у которого отродясь не было никакой лаборантки, сказал Симор и вздохнул. Ему было немного стыдно за свое невротичное поведение - в конце-то концов, эта женщина не сделала ему ничего плохого, хотя вполне могла бы и, пожалуй, было не очень хорошо относиться к ней, словно к незакрытой бочке бензина посреди бензозаправки, которой она, в сущности, и была, пока не утолит Голод.
Он же врач. Он должен быть понимающим.
Симор вздохнул еще раз.
- Это обычный человеческий труп, - ответил он. - Я практикуюсь в анатомии, чтобы не практиковаться в анатомии на вас и ваших, хм, собратьях.
Медик сделал вид, что его абсолютно, совершенно не волнует, что рядом с ним сидит очень, очень странно ведущая себя женщина в два раза старше его и способная убить его за долю секунды, и вновь машинально отпил из бутылки, неосознанно отвечая на жест Рут.
- Меня зовут Симор Колридж, необязательно постоянно называть меня доктором.

0

13

– Приятно, Симор, – мурлыкнула Роэнн, облизывая губы. Кровь была едкой, солоноватой, как всегда, но ничего еще не придумали вкуснее неё. – Или лучше по фамилии? У вас красивое имя, хотя мне нравилось «доктор», в этом было что-то… киношное.
Она присела на край стола, поболтала ногой, наблюдая за врачом искоса, отхлебнула еще крови. Потом еще… Язык постепенно отлипал от неба, отпускала дурная слабость. Рут приходилось сдерживаться, чтобы не выпить всю кружку залпом, и она отвлекала себя тем, что прислушивалась к ощущениям постепенно возвращающейся нормальности.
С нормальностью к ней, впрочем, совершенно неожиданно пришло одуряющее влечение к никотину.
– Здесь, конечно, нельзя курить? – невинно поинтересовалась вампирша, собирая пальцем остатки крови со стенок опустевшей кружки и то и дело облизывая его. Наверное, со стороны это должно было смотреться пугающе, но, в конце концов, не для человека, который распарывает трупы, чтобы практиковаться в анатомии. Кстати, интересно, а сильно ли отличаются анатомически люди и «её собратья»? Роэнн, кажется, никогда не задумывалась об этом. Кровь у всех красная, а кожа теплая – этого ей было достаточно.
Ощущение пустоты в животе и легкая дрожь в руках интересно сочетались с безоблачной радостью первого опьянения. Надо было срочно добавить, чтобы ощущение не потерялось.  Рут последний раз облизала палец и протянула пустую посуду Симору.
– Я едва не начала бросаться на людей, простите, но мне мало одной кружки… доктор. Выпьем с вами еще и, если скажите, я уйду. Но хотя бы буду уверена, что дойду до дома.
Айхелберт, пожалуй, лукавила, домой она вовсе не собиралась, да и Колридж, вроде, перестал выглядеть человеком, у которого в руках граната в выдернутой чекой и теперь от неё нужно срочно избавиться. По крайней мере, Роэнн хотелось бы в это верить.
– Что скажете? – улыбнулась она. – Ну же, не бойтесь же меня, Симор.

Отредактировано Роэнн Айхелберт (2013-01-15 09:15:49)

0

14

- Если мы в фильме, то под режиссурой Витторио Де Сика, - любезно ответил Симор. - К концу сцены вы начнете рассказывать про то, как в детстве вы сбили собачку на велосипеде, я - что подвергался насилию в детстве, еще через две сцены вы убьете меня в вспышке ярости, вызванной вашей скрытой эпилепсией и будете страдать весь оставшийся фильм, а затем покончите жизнь самоубийством.
Можно было определить, что настроение у него явно не очень, либо он серьезно психически болен, раз в голову ему приходят такие вещи.
На самом деле, конечно, ему просто не нравился окружающий мир, даже подернутый пока еще слабенькой пеленой виски.
- Можно, - флегматично сказал Симор, потянулся к стоявшей на краю стола кружке, на дне которой покоился вековой, уже окаменелый слой пепла и несколько окурков сигарет с прогоревшими фильтрами, и прикурил сам, вытащив из кармана рубашки основательно помятую пачку сигарет.
На ней отчего-то был след губной помады, который Колридж поспешно стер рукавом и так уже грязной рубашки.
Затем он вылил в кружку Роэнн еще один пакетик крови.
- С чего вы взяли, что я вас боюсь? - поинтересовался доктор. - Я, между прочим, мирно спал. Вы меня разбудили. Я еще не вполне проснулся.
Он сделал небольшую паузу.
- Хотя, - добавил он после всей этой тирады, - ладно. Вы меня правда настораживаете. Вы странная и голодная. Это не то, что я планировал увидеть, проснувшись.
Симор всегда был очень честным.

0

15

Восторженно распахнув глаза, Рут молча выслушала всю тираду Симора про стилизацию жизни под творчество итальянских неореалистов, заметив только:
– Кажется, в детстве у меня не было велосипеда. Коньки были.
Удручающая картина, описанная врачом, почему-то приводила вампиршу в щенячий восторг и наводила на мысль, что, вероятно, она зря пренебрегала европейским кинематографом, пока жила в Голливуде.
Жизнь становилась прекраснее, тем паче, что ей дали еще крови и разрешили курить. Вот только, когда одна проблема была решена, образовалась новая: Рут обнаружила, что у неё с собой нет сигарет. Как и зажигалки. Как и сумки в принципе. Чертов голод и чертова усталость, а ведь зажигалку ей, кажется, дарил некто когда-то дорогой.
– Можно тогда у вас попросить сигарету? – почти жалобно поинтересовалась Айхелберт, трогательно прижимая к себе кружку с кровью. – Еще и сигарету…
Она завистливо втянула разливающийся в воздухе запах табачного дыма, сделала небольшой глоток – эту порцию следовало тянуть и, по-птичьи склонив голову набок, заметила:
– Странная, не поспоришь. – И добавила с любопытством: – А что планировали?
Особенность некоторых людей не воспринимать происходящее с ними, если они этого не планировали, всегда изумляла Роэнн. Самые интересные события, как она успела заметить, происходят вне планов. Так ведь и всю жизнь можно пропустить, за ворчанием о том, что, «ох, я вовсе не планировал, что на меня свалится это огромное наследство».
Она, Рут, впрочем, конечно, не наследство и вообще не подарок, но в конце концов, не так уж она и плоха, нет?

0

16

Симор на миг задумался.
- С коньками не пойдет, - непреклонно заявил он. - Коньки не вписываются в антураж.
Пить с утра плохо - особенно, если ты закончил пить утром же. Желудок Симора попробовал было взбунтоваться против такого издевательства, но закаленный долгими годами алкоголизма, Симор подавил в себе желание немедленно выблевать все назад.
От следующего глотка ему стало даже почти нормально. Мир окрасился доброжелательной дымкой легкого алкогольного опьянения.
- Пожалуйста, - он протянул Рут наименее помятую сигарету и даже галантно дал ей прикурить от своей побитой бензиновой зажигалки.
Если задуматься, то, в общем, ничего особенно страшного не происходило. Конечно, его собеседница была довольно странной, но ведь и он сам был довольно странным и, к тому же, пил уже третьи сутки подряд, о чем ему недвусмысленно сообщала начавшая побаливать печень. Конечно, он с гораздо большим удовольствием провел бы время, отсыпаясь в своей кровати, чем общаясь на темы киноискусства с малознакомой ему девушкой, но мы не всегда можем выбирать свою судьбу и все такое в том же духе.
- Ммм? - рассеянно переспросил он. - Ну, я бы выспался. Потом принял бы душ. Потом, наверное, почитал бы свежий "NEJM". Ничего интересного, просто каждый имеет право на спокойный выходной, правда?
Особенно, если два выходных до этого ты беспробудно пил и почти не спал.
Симор тяжело сморгнул - как бы интригующе все это не было, он и впрямь устал.
- Ну а вы почему попали в такую ситуацию? - полюбопытствовал он.

0


Вы здесь » Послемрак » Прошлое » 12.06.1976. Darling, I feel like I'm dying today


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC