Послемрак

Объявление

http://kindred.rolbb.ru/

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Послемрак » Прошлое » 20.01.1980. Терцет


20.01.1980. Терцет

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время: 20 января, позднее утро и далее.
Местоположение: Париж.
Участники: Даэль Артан, Рене Ларок, Орьен Ла'Салль.
Предыстория:
Если дел множество, при том все – разумеется, самые неотложные, то приходится совмещать: например, знакомить новоиспеченную обращенную с прекрасным новым миром заодно с подготовкой к празднованию. На участие в самом праздновании тому, кто следит за организацией, надеяться не приходится, но уж подопечные Дома Артан и гости Парижа должны запомнить эту ночь надолго.
...и запомнят.

0

2

Врачи не сказали матери, что опасность миновала. Врачи сказали матери, что никакой опасности не было. Что они ничего не понимают, но Орьен в полном порядке и может лететь домой. Но по ощущениям девушки, это очень странно – быть в порядке, когда буквально пять дней назад ты совершенно точно знал, что умрешь. Она помнила это чувство, чутье не могло её подвести. И, тем не менее, она была жива. Ей можно было лететь домой.
Париж встречал сыростью. Едва выйдя на трап, Ла’Салль действительно почувствовала себя дома. Кажется, сам французский зимний воздух пах иначе. И, тем не менее, чувства безопасности не было. И даже не оттого, что трап едва заметно качался на ветру, не оттого, что она еще ощущала слабость долгого страха, с которым её оставили наедине. Услышав это волшебное врачебное «все в порядке», мать решила задержаться в Лондоне по делам. Из-за этого она даже поссорились с Анри, который и провел у постели Орьен столько времени, сколько смог. Может, это ранение того стоило? Он был против того, чтобы сестру после пережитого отпускали одну. Мать уверяла, что она справится. Орьен было очень страшно, но она не хотела быть обузой. И вот…
Француженка входит в здание аэропорта, провожает взглядом стайку людей, которые спешат забрать свой багаж, оглядывается кругом. У неё-то с собой только легкая дорожная сумка, раненым, все-таки, не положено таскать тяжести. Но куда идти дальше Орьен не знает. Всегда терялась в аэропортах и на вокзалах. Ничего, сейчас. Сейчас найдется. Приедет домой. Запьет обезболивающее какао, и наконец-то – почти две недели прошло! – ответит на письмо, которое носит сложенным в кармане. Ей столько нужно рассказать.
И все-таки что-то было не так…

+1

3

Воздушный порт. Ворота в другие миры: ближние ли города старушки Франции, заморские ли страны, отделенные от сотнями и тысячами миль, все происходит именно здесь. Именно отсюда отходят стальные корабли, оперенные реактивными крыльями.
Тонны армированного бетона, километры стекла, оборудование на миллионы франков, десятки тысяч людей – город в миниатюре, или, скорее – аквариум: те же стеклянные стенки, тот же кондиционированный воздух и искусственный климат. Столько эмоций. Слезы расставания, радостные объятия воссоединения. Где еще можно найти столько противоречий, из которых и строится душа человека? А ведь здесь наверняка ругаются и мирятся, лгут и хранят надежду – все совсем как в настоящем сообществе.
Люс любил вот так вот всматриваться в копошащийся муравейник человеческой жизни, словно под лупой разглядывая каждого его представителя. Да и текущее тело позволяло это делать без особого дискомфорта для окружающих – маленького мальчика трудно упрекнуть в излишнем любопытстве, горящем в зеленых глазах. Ведь дети на то и дети, чтобы не иметь представлений о вежливости и этикете: глазей себе сколько хочешь.
На мальчишке было надета теплая курточка ярко-красного цвета. С такой в толпе не затеряешься. Соломенные волосы юнца были растрепаны – стянутая вязаная шапка с забавным вышитым оленем явно не пришлась по вкусам его шевелюре. Впрочем, Рене не унывал – предстоящую встречу едва ли можно было назвать официальной, чтобы причесываться ради нее.
– Даэ-эль, – хныча протянул Рене, – ну где же она? Если мы ее пропустили, то это – твоя вина. Слишком долго прихорашивался перед зеркалом! – приняв обвинительную позу «руки в боки», насупился он.
Два вампира: взрослый и ребенок вот уже минут пятнадцать всматривались в лица пассажиров, прилетевших только что приземлившемся рейсом Лондон-Париж. Людей на этом популярном маршруте традиционно возили самые вместительные самолеты, и зачастую – сразу несколько авиакомпаний. И вот по забавному стечению обстоятельств, залы прилета аэропорта приняли два самолета, летевших одним направлением. Поди разберись, на каком прилетела столь желанная гостья.
– Даэль-Даэль! – тревожно завизжал Рене, хватая своего спутника за рукав. – Это она? Ведь она? Ха! Я же говорил, что Артанам в этом столетии везет на блондинов!
В хрупкой золотоволосой блондинке c трудом узнавалась рыжеволосая жертва самолетного инцидента в воздухе где-то над Британией, принесшей немало головной боли Охотникам и британскому же вампирскому Дому. 
– Эй! Эй, привет! – вырвавшись из людской толпы и лучезарно улыбаясь самой невинной улыбкой, Рене во всем своем великолепии предстал перед девушкой. – Добро пожаловать в семью!

0

4

Если Рене активно разглядывал пеструю толпу, пытаясь отыскать среди сотен людей знакомое лицо, то Даэль спокойно стоял, спиной оперевшись на одну из колонн. Если бы не золотистые волосы, рассыпавшиеся по плечам, он не выделялся на ее фоне – расстегнутое серое пальто, из-под которого виднелась светлая рубашка навыпуск, темно-серые брюки и светлые ботинки. Снаружи шел мокрый снег, но шарфа или шапки при нем не было – у дверей аэропорта послушно дожидался автомобиль с шофером.
– Я не прихорашивался, – вопреки обычному, Даэль не стал завязывать волосы даже в скромный «хвост», не говоря уж о простой косе или каких-то сложных прическах. Предпочел потратить лишние пятнадцать минут на дело более приятное – поспать. – Думаешь, лучше было бы отправиться прямо в пижаме и тапочках? Хотя леди оценили бы.
На самом деле никакой пижамы и тапочек, конечно, не имелось: по дому Даэль бродил в светлых брюках из мягкой ткани. Иногда к ним прилагались носки и майки, но случалось это не так уж и часто. Иногда отсутствовали и брюки... впрочем, об этом в другой раз.
С возвращением в Париж его захватило в водоворот забот, не всегда хватало времени даже на то, чтобы перекусить. Время на встречу с рыженькой француженкой он с мясом и кровью выдрал из собственных шести часов сна. После празднования, однако, всё должно было вернуться на круги своя. Значит, требовалось продержаться лишь до послезавтра, а там уже можно забаррикадироваться в комнатах и вести дела исключительно по телефону.
Зачем ему, в конце концов, такой штат помощников, если нельзя свалить всё на них? Плох тот начальник, кто не имеет подобной возможности. Не выполняет своих функций.
– Блондинов?..
Даэль перевел взгляд туда, куда указывал Рене. Тот был прав. Рыженькая француженка оказалась вовсе не рыженькой: теперь ее волосы обрели восхитительный пшеничный цвет.
– О, – глава Артан с удовольствием отметил, что девушка все-таки на редкость хорошенькая. Даже если слишком юна... на вид. По документам, как он узнал, ей было девятнадцать. Можно сказать, репутация спасена. – Мы будем на удивление гармонично смотреться все вместе, ты не думаешь? Взрослый старший брат и два юных чада, заботы о которых на него перекинули не слишком ответственные родители.
Даэль шагнул вперед, к новой подопечной. Улыбнулся тепло – но едва заметно, не желая копировать манеры Рене, так похожие на его собственные.
– Приятно познакомиться, мадемуазель Ла'Салль.

0

5

Толпа струилась подобно пенному горному потоку, противостоять течению было невозможно. Но потерянная Орьен даже не пыталась сделать это, как не пыталась скрыть того, что она потеряна. Рассеянный взгляд блуждал по стенам, лицам и указателям, ни на чем не задерживаясь, распахнутое темно-зеленое пальто, сбившийся тонкий кашемировый шарф и беспорядочно рассыпанные волосы дополняли образ. В голове у девушки в этот момент роились, выстраиваясь, строчки. «Мон ами, прости за долгое молчание, со мной произошло столько невероятного, ты не представляешь! Если помнишь, в последнем письме я говорила, что собираюсь лететь к брату. Так вот…».
Неудивительно, что она едва не врезалась в мальчика, возникшего у неё на пути.
– Простите… - едва успела вымолвить Орьен. Но, кажется, тот и не думал обижаться. Более того, судя по всему, он не «возник у неё на пути», а специально вышел ей навстречу. Это было странно, Ла’Салль никто не должен был ждать. Тем более незнакомые дети.
Но… этот мальчик. Всмотревшись в него – растрепанные волосы, пронзительно-зеленые глаза – француженка, кажется, поняла, как чувствуют себя люди, в которых попадает молния. Перед ней, широко улыбаясь, стоял маленький заложник из самолета. Что он говорил, было уже не важно, не слышно.
– Вы летели тем рейсом, – произнесла девушка тихо, но внятно. Утверждение, не вопрос.
А тем временем, к ним подошел мужчина с тонкими чертами лица. Орьен не приметила его тогда, во время путешествия, но уже, пожалуй, слишком много о нем слышала. Мать была уверена, что её чадо подстрелили по его вине, и крайне досадовала, что ему тоже не досталось пули… У него была приятная, мягкая улыбка. И он знал её фамилию.
Растерянная, Ла’Салль молчала, изучая своих бывших попутчиков значительно дольше, чем того требуют приличия. Осознав это, она слегка качнула головой – досадливый жест – и попыталась изобразить ответную улыбку. Не совсем было понятно, что им сказать? Очевидное «что вам нужно?» звучало грубо и банально, такого француженка себе позволить не могла. А потому она вежливо заметила:
– Обычно эту фразу произносят после того, как назовут себя, мсье?..
Улыбка, застывшая на губах, оставалась слегка виноватой. За то, что, пускай и на пару минут, но потеряла самообладание. За свою мать, жесткие слова которой эхом звучали в золотоволосой голове, когда она смотрела на незнакомца. Он правда предлагал её убить? Теперь и не припомнишь, все как в тумане… А вот что мальчик жив и цел – это приятно.

0

6

– Летел, – жизнерадостно кивнул Рене.
Мальчишка, своей макушкой, пожалуй, едва дотягивающийся до подбородка девушки, привстал на носочки и внимательно всмотрелся в давешнюю знакомую, словно пытаясь что-то разглядеть – какие-то детали, видимые одному лишь ему. Отнюдь не вежливо, но дети есть дети.
– И я очень рад твоему выздоровлению, – закончив игру в гляделки, Рене вновь расплылся в улыбке, – даже так сильно, что прощу тебе то, что проигнорировала мое приветствие, – мальчик театрально надул щечки и сложил ручонки на груди, совсем как раздосадованный взрослый. – Я поприветствовал тебя в семье. А ведь многие бы и правую руку за такую честь отдали!
Подувшись еще секунды десять, юнец вновь раскрепостился, демонстрируя свое прекрасное расположение духа:
– Впрочем, я не сержусь на тебя, ты ведь теперь моя сестренка! Правда, Даэль? – он с надеждой поднял голову на мужчину, едва сдерживая себя, чтобы не начать прыгать от возбуждения. – О-о, это так здорово! У меня никогда не было братьев или сестер. Мы с тобой будем так много делать вместе: играть, дразнить Даэля, делать вместе уроки, строить Даэлю всякие шалости, ходить вместе в магазины. А еще можем вместе дразнить Даэля! Это же замечательно! Только вот пока не пойму: ты будешь мне старшей сестрой или младшей, – Рене задумчиво притих. – С одной стороны, я в семье дольше тебя, но с другой – ты явно старше меня. Не возникло бы путаницы. Хотя какая разница!

+3

7

Даэль остановился, рассматривая девушку.
В обычной ситуации он не обратил бы на нее внимания. Внешность приятная, верно, и волосы светлые от природы, однако не в его вкусе. Он предпочитал девушек, с которыми не стоило опасаться обвинений в влечении к несовершеннолетним, и, кроме того, не стоило опасаться что-нибудь сломать... случайно. Такие, как мадемуазель Ла'Салль, казались слишком хрупкими, чтобы речь могла идти хоть о какой-то страсти. Нет, для них – чтение стихов под окнами, письма, концерты и художественные галереи. Едва заметные прикосновения и обязательное знакомство с родителями.
Он не знал, умна ли она – оценки и грамоты не говорили ничего полезного, а поведение в самолете казалось по меньшей мере странным. Сам Даэль не стал бы рисковать ради незнакомого мальчишки. Ее храбрость удивила его. Как и то, что она не умерла сразу. Но достаточно ли этого? Он не знал, будет ли девушка полезна Дому или стоит задуматься о погребении прямо сейчас. Один раз он уже ошибся.
Времени на то, чтобы тщательно продумать встречу, у него не нашлось даже по дороге к аэропорту – он задремал под болтовню Рене, в результате чего успешно спас свое бедное сознание, но не продумал плана действий. С одной стороны, превращенная в любом случае вряд ли сумеет навредить ему, с другой, всё же не хотелось бы тратить силы еще и на то, чтобы нейтрализовать возможные последствия чужой неприязни. Не хотелось принимать предосторожностей больше обычного. А смерть француженки не так уж и просто обставить так, чтобы это не выглядело подозрительным.
Главе Артан не к лицу убивать своих превращенных, даже если те не нужны Дому.
– Месье Даэль Артан, – представился мужчина, после чего перевел взгляд на своего спутника. – И Рене Ларок. Спасибо, что постарались уберечь моего подопечного, мадемуазель Ла'Салль.

0

8

Орьен никогда не была одной из тех людей, которым жизненно-необходимо понимать, что происходит вокруг, и почему оно это делает. Вот и сейчас, француженка, склонив голову, слушала паренька и рассеянно улыбалась. Пять минут назад она возвращалась домой – усталая и разбитая, а сейчас кто-то едва не прыгает от радости из-за мысли, что она приходится ему сестрой. Так ли уж важно знать, с чего он счел Ла’Салль сестрой, зачем приехал сюда вместе с длинноволосым незнакомцем (который, судя по всему, и являлся тем самым Даэлем, жизнь которого по описываемому сценарию должна была стать с появлением Орьен значительно светлее и веселее) и чего они оба от неё хотят? Наверняка ей все объяснят в свое время.
Сложная паутина взаимосвязи случившегося в последние дни плелась и звенела тревожным предчувствием где-то за гранью сознания. А здесь и сейчас Орьен слегка пожимала плечом и, немного помолчав, вполне серьезно отвечала исполненному энтузиазмом юному французу:
– Ну, знаешь, у меня уже есть один старший брат, так что, может, тебе все-таки побыть младшим?
«И я никогда не встретила бы вас, странная парочка, если бы не он. Кем вы, интересно, приходитесь друг другу?». Она перевела внимательный взгляд с одного на другого. Похожи. Неуловимо и неоспоримо одновременно. Мальчик все время упоминал некую семью, так?
И тут заговорил мужчина, подтверждая «звание» несчастного Даэля. Вежливо склонив голову, Орьен протянула ему руку, поймав себя на том, что не может угадать, пожмет он её или поцелует. Второе казалось устаревшим, но почему-то шло этому человеку.
– Очень приятно, месье Артан, месье Ларок… Мне, кажется, называться уже нет смысла?
Как Ла’Салль ни старалась, поверх последнего вопроса проступало крупными буквами бессильное: «откуда вы знаете мое имя?». Хотя, по сути, мало ли, откуда? Это ведь достаточно просто нынче - узнать имя человека.
– Сомневаюсь, что я могу принимать подобную благодарность, – продолжила француженка, отводя взгляд в сторону. – Это не было осознанным решением, так просто вышло, и в том, что он цел, нет моей заслуги.
Если бы Орьен спросили, зачем она с такой горячностью отрицает обычный акт вежливости, она вряд ли смогла бы ответить. Просто это все было – слишком. Слишком много шума, слишком много ответственности. Она уже наслушалась о своем «подвиге» - плохого и хорошего, и предпочла бы, чтобы о нем больше никто не вспоминал.
– Хорошо, что все кончилось так, – добавила она тихо, с улыбкой, будто пытаясь сгладить свою же неожиданную оживленность.

0

9

Пожалуй, можно было бы сказать, что девушке удивительно везло – сначала ее поприветствовал сам Служитель Люс, за честь знакомства с которым недавние поклонники Цимиан и впрямь отдали части тела, а кое-кто и жизни, теперь же глава Артан... скользнул взглядом по протянутой руке, в котором читалось легкое недоумение, после чего всё-таки осторожно пожал ладонь. Для поцелуя руку протягивали иначе, а современные дети не так уж часто снисходили и до простого пожатия рук. В самом деле, зачем такие сложности, если можно просто хлопнуть по плечу и сказать «Привет»?
– Ваше отношение мне очень приятно, мадемуазель Ла'Салль, – вежливо ответил Даэль. Ни в этой, ни в его предыдущей реплики не было никаких чувств, кроме, может быть, некоторого уважения. Ни признательности, ни беспокойства за судьбу подопечного, ни восхищения храбростью. Восхищаться он уже устал: сколько можно, практически двое суток вспоминал! Не каждая девушка могла похвастаться подобным. – Собственно, мы с Рене находимся здесь для того, чтобы обсудить... некоторые последствия.
Ему очень хотелось усмехнуться в ответ на слова о том, что всё хорошо закончилось, и сразу объявить о новом статусе мадемуазель, но отвечать за результат еще одного импульсивного поступка – нет уж, увольте. А если начнется истерика? Упадет в оборомок? Во всеуслышание назовет безумным и попытается сбежать? Конечно, можно просто приказать – и ей придется подчиниться, вот только хорошего отношения к нему это не прибавит.
А в доме, как известно, врагов быть не должно,
– Нас ждет машина. Пройдемте?

0

10


– Младший – так младший, – хмыкнул Рене. – Но тогда с тебя – все обязанности старшей сестры: помогать мне с уроками, брать на себя вину за шалости, если меня вдруг застукают. А, вот еще что – познакомишь меня со своими подругами? У тебя ведь их наверняка много! Хотя, – задумчиво протянул он, уже менее уверенно, – мне вроде еще рано увлекаться девочками?
Мальчишка уперся кулачком в подбородок, но после махнул и заявил:
–Ай, да какая разница! Пойдемте уже!
Люс развлекался. Непринужденное веселье – чистое, непорочное. Полная противоположность той беспросветной тоске, виденной им в Вене, когда город на Сене полыхал адским пламенем, поглощающий даже нить времен. С Парижем было все в порядке – его хранитель дома.
Не менее забавно было наблюдать за сценой знакомства. Интересно, принял бы Даэль девчонку так же охотно, не заслони та его – Люса, от злополучной пули, и не расстанься с жизнью человеческой? Да кто же теперь скажет. Факт существования единственного вампира из собственного Дома, знающего о воплощении Служителя французского клана, вносит немалую сумятицу и неразбериху в стройную стратегию, избранную Праматерью.
Наверняка, Хелле не одобряет его поведения – все Служители в подполье, как никак. Сидят, затаившись, словно жуки под древесной корой. Но кто из них готов поклясться, что неукоснительно следует всем правилам? Да и нет никаких правил! Только здравый смысл. А он пока что отлично работает.
Чем ближе подходили к выходу, тем сильнее чувствовалась прохлада – внутренние обогреватели не справлялись со сквозняком, каждый раз врывающимся в открывающиеся двери.
– Даэ-эль, – капризно заявил Рене. – Но почему тебе надо было выбрать именно это страшилище? Теперь мы наверняка выглядим гангстерами, или, что еще хуже – чиновниками!
Прямо у входа в терминал прилета, всю компанию дожидалось творение немецкого автопрома. Кричаще черный седан, короткий для лимузина, но вместе с тем – длиннее обычной модели, нарушая все правила, стоял припаркованный прямо у дверей. Затененные окна, идеально отполированные бока без единой царапинки – не удивительно, что Люс пожаловался – машина словно кричала о том, что у владельца есть слишком много денег. А упомянутые криминальные элементы, а так же их коллеги, облаченные в строгие костюмы, галстуки, вооруженные портфелями и ручками, относятся как раз к числу таковых.
– Ух, тебе надо будет так много рассказать, – Рене не унимался даже, усевшись на заднее сиденье, – биология, история, социология! Хотя… пусть Даэль этим займется – он же за тебя теперь ответственен.

+1


Вы здесь » Послемрак » Прошлое » 20.01.1980. Терцет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC